Эротические фильмы

Порно фильмы

Нестандартное порно

Порно видео ролики


Жирный подонок или экспорт порока
История эта давнишняя и вспоминать, если честно о ней стыдно, но попытаюсь доходчиво рассказать, что видел и какие эмоции испытывал в тот момент. Мне было тогда лет 14-16, не больше, совсем молодой, глупый, гормоны плескались в организме с такой силой, что прыщи вырастали, как грибы на лице и хотелось онанировать сутками. В таком подростковом возрасте многие мальчишки едят раз по семь в день, причем объем порции составлял норму здорового мужика, я же бил все немыслимые рекорды – десять раз в день, куда входит первое, второе с мясом и компот с булочкой. В общем, поглощал все съестное и при этом не поправлялся, заставляя мамулю свою любимую жить на кухне и стоять у плиты почти 24 часа в сутки, семь дней в неделю и все в аналогичной последовательности. Чтобы не начать напоминать жизнерадостного рахита со страшной рожей начал делать пробежки, но не как все спортсмены поутру, а как солнце в зад припечет, причем в прямом смысле сказанной фразы. Бывало, что выдвигался в самый солнцепек, иногда под вечер разминал кости, но как-то решил, что полдень как раз подойдет для сгонки появившегося животика, мол, жара быстрее жирок сгонит и сделает из меня супергероя. Маршрут в тот день тоже захотел поменять – старый наскучил однообразием, к тому же на одном из участков я пробегал мимо карьера, который залило водой и местные его экспроприировали для купания. Вид зелено-голубой глади, тенистых участков под густыми кронами деревьев, полуголых девиц в бикини не просто расслаблял, некоторое время я даже специально туда мчал, чтобы искупнуться и повалятся на скалистом пляже.

Бегу значит по посадке, в горле, будто костер кто развел – из желудка ком подкатывает, дышать невозможно, голова кругом, пот ручьем льет, трусы от него мокрые, в заднице что-то чавкает во время моего километрового марафона, в легких пожар, из-за которого они как воздушный шар расширяются в грудной клетке и отдают болью. Глянул, что можно скосить часть маршрута через гущу деревьев и без стеснения, что я такой увалень, передохнуть. Волоку ноги, одышка убивает, хочется пить, как вдруг на солнечной полянке предо мной виднеется прекрасная нимфа – белокурая бестия в купальнике улеглась на подстилке, ладошки распрямила, личико выставила солнышку, ножки расставила. Я подкрался к дереву и обмер – девчонка-то хороша собой, сложена идеально, на мордашку просто красотка, купальник на ней экстравагантный, решил превратиться из спортсмена-неудачника в онаниста-партизана. Спрятался за дерево, руку пустил под резинку шорт, миновав трусы, ухватил свой эрегированный конец и начал наяривать. Чего уж там стесняться, дрочил быстро, чтобы не спалить свое укромное местечко, резко дергал пипетку, в надежде, что успею вынуть член и пустить живительный белый нектар в кору многолетнего дерева. Завершить рукоблудие не удалось по-человечески, точнее удалось, но после этого я почувствовал себя реальным извращенцем, у которого нет будущего!

Цыпочка решила поиграть в эксгибициониста – развязала лямки купальника, оголила грудь, потом и трусы приспустила. «Ах, ты ж моя хорошая, как чувствовала, что скоро мне кончать, специально масла в огонь подлила! – размечтался я, что незнакомка увидела мой силуэт около дерева и специально решила блеснуть прелестями. – Может, она познакомиться хочет?! Да ну, не может этого быть. Лучше быстрее кончу, пока она не одумалась». Член уже начал чавкать, головка пустила каплю увлажняющего экстракта, затем почувствовалось дикое напряжение, взрывные толчки, после которых пустил в дерево мощным ударом несколько струй своей почти не мутной спермы. От онанизма семенная жидкость не успевала насыщаться и потому больше напоминала плевок, зато внутри было невероятное количество экспрессии и не выплеснутого подросткового желания. Пока глядел на обнаженную блондинку, захотел повторить подвиг Гастелло, нагнал волну эрекции на вялый корешок, почувствовал, что повтор неизбежен и начал уже размеренно гонять лысого в ладошке, смазывая кончик остатками спермы. Тут милашка перевернулась, видимо, жарко ей стало, она привстала на колени, оглянулась украдкой по сторонам и легла навзничь на подстилку. Это в будний день по местности не шлялись школьники и студенты со своими пассиями, по выходным сюда тоже не особо стремились добраться посетители – проезда нет, пешим ходом блуждать тоже никому было не интересно с припасами съестного и алкоголя. Думаю, это и послужило для вылазки эксгибициониста слабого пола на природу!

Вдруг откуда ни возьмись из кустов выскакивает на бесстыдницу жирный увалень, огромный бугай упал на хрупкое создание всем весом, при соприкосновении рук с землей по жирному телу пошли колебательные волны. Толстяк явно тоже онанировал в кустах, его член был возбужден, хотя тот свисток под огромным животом визуально смотрелся меньше даже моего среднестатистического хозяйства. Чувак как снайпер угодил телке прямо в щель, начал ёрзать на ней, а бедненькой пташечки начались конвульсивные, мучительные рывки, как у животного, угодившего в капкан. Руками блондинка хваталась за зеленую траву и опавшие прошлогодние листья, рыла когтями землю, брыкалась как лошадка, заставляя увальня-наездника лишний раз сотрясаться телесами и громко охать. Вырваться из-под двух центнер чистого жира с крупными костями, упакованными в одну безобразную оболочку, у пупсика не получалось, она начала визжать, кусать зубами покрывало и громко реветь, проклиная насильника не самыми лестными словами и нецензурной бранью.

- Скотина, сволочь, слезь с меня, упырь жирный! Я тебе хрен отгрызу.
- Заткнись, мразь, нечего было манду напоказ выставлять. Сама напросилась – теперь наслаждайся!
- Чтоб ты сдох, импотент долбаный, чтобы тебя в жопу трахнули на зоне!
- Будешь визжать, успокоительное вколю, а потом оттрахаю.
- Придурок. Мамочка. Помогите.

Толстяк хоть с виду выглядел безобидным желейным куском сала, но вмазал своей пленнице так четко, что она потухла, поникла без сознания и не стала мешать насильнику творить свое бесчинство.Я же пока глядел на это мракобесие, дрочить не переставал, делал это инстинктивно, хотя понимал, что творю аморальную вещь и стоило бы метнуться за помощью, но зов плоти не отпускал, ибо на подходе было очередное семяизвержение. Увалень перевернул фифу лицом к себе, подмял ее обмякшие ручки под свои могучие колотушки, обмусолил слюнями спелые, сочные девичьи груди, продолжая ее дрючить в промежность. Жирный упырь утратил бдительность и решил вылизать промежность своей жертвы, меня это завело, никогда не видел кунилингус вживую, блондинка же от оральных ласк пришла в сознание.

- Дебил, трахай уже и уёбывай к чертям собачьим!
- Н-е-е-е-т, ты будешь визжать как сучка, когда кончишь подо мной!
- Исчезни, подонок уродский. Чтоб у тебя почки отказали, простатит член иссушил, паралич тебя разбил!
- Как изощренно ты высказываешься, порочная блядь.
- Я не блядь, я порядочная.
- Сучка ты порядочная, пасть заткни, иначе еще и в жопу трахну!!!

Угроза подействовала как успокоительное на девушку, она затихла и, поняв, что изувер не будет ее калечить или убивать после ебли, молча стиснула зубы, начав вглядываться в глаза ему с немым укором. Обходительный насильник долизал щель, потом снова взобрался на пупсика, водрузив свою насыщенное брюхо на бедра обнаженной матрешки. «Ох, ети-колоти, шпагат у девки будет превосходный! – подумал я и чуть не заржал вслух, продолжая истязать двадцать первый палец. – Неудачника, если поймают, на зоне петухом сделают, это факт, но соску он оттянет, наверное, самую путевую в своей жизни». В этот момент я громко вздрогнул, начал сильнее дергать болт и вскоре пустил второй выстрел вожделения на дерево, оторвав кусок коры от него и едва не повалившись всем телом в сторону трепыхающихся ребятишек.

- Помогите, меня насилуют! Спасите! Пожалуйста!!!
- Он тебе не поможет, это онанист, я его сразу приметил! – выкрикнул громко, чтобы я услышал, негодяй. – Мальчишка, хочешь попробовать сочную бабу? Иди, вдуй, а я ее подержу!!!
- Отпустите девушку, иначе сейчас милицию позову! – тявкнул я гнусавым, гундосым голосом невразумительную ересь.
- Беги, щенок, чего стоишь! Если сейчас не помчишься за подмогой, я ее раком так оттрахаю, что потом сидеть не сможет.
- Отвали, иначе я сейчас тебе рожу расквашу!
- Подойди, я и тебя трахну, молокосос. Будешь сосать мне хер после того, как выну из ее сладкой щелки.

Угроза подействовала устрашающе на меня, своя шкура дороже какой-то там потаскухи, которая не стыдиться валяться нагишом посреди леса, поэтому затих, готовясь мотать со всех ног от жирного увальня, если тот все-таки осмелится свершить обещание. Толстый мудак поставил раком рыдающую, трясущуюся от страха блондинку, загнул за спину ей руки в позу «мотоцикл», стал долбить сзади ее. Он позволял любоваться трясущимися титьками, специально переставил девку бочком, чтобы я в полной красе насладился его непристойным бесчинством, затем кончил в красавицу и впопыхах стал натягивать на себя штаны. Девица в этот момент пребывала в состоянииаффекта, прыгнула с когтями к его лицу, впилась до крови, даже укусила за руку.

- Ты за все ответишь, чмо! Молись, тебя порешат мои друзья, станешь фаршем для котлет!
- Заткнись, грязная шалава, сама трахаешь неизвестно кого, а потом претензии предъявляешь.
- Ты, ты же меня без спросу отымел.
- А свидетели у тебя есть!
- Есть, вон тот пацан.
- Да у него очко от страха сжалось, кому ты нужна, прошмандовка?!

Жирдяй толкнул не по-джентльменски свою жертву всей пятерней в пунцовое от крика лицо, та упала на карачки, после чего он поддал ей пинка под сраку каблуком, заставив повалиться лицом в подстилку. Он двинулся в моем направлении и тут я дал от страха дёру, несся как угорелый, будто меня раскаленным клеймом ошпарили по ягодице, даже не оглядывался, а о помощи жертве не думал. Да-да, спасал свое очко, трус я и ничтожество, сам с этим до сих пор пытаюсь смириться, но что я мог противопоставить этому ублюдку, он бы и меня так бесцеремонно мог вздрючить, причем без увлажняющих средств. Пролетел расстояние для пробежки как скоростной истребитель, домой влетел, все замки закрыл, бегом в душ, ото всех порнографических ресурсов отписался, спрятал фото, на аватар поставил левые картинки, в общем, законспирировался. О судьбе трахнутой кобылы сказать ничего не могу, в новостях о ней ни слова не было написано, хотя через время в городе начали бить тревогу из-за появившегося психопата-насильника, которого быстро изолировали от общества. Вздохнул с облегчением, но по сей день вспоминаю беззащитные, молящие о помощи глаза красивой блондинки, они будто два огонька надежды всматривались мне в душу с вылетающей из уст фразой «Помогите!».



Комментарии: