Эротические фильмы

Порно фильмы

Нестандартное порно

Порно видео ролики


Побег от хозяина
Кари вбежала в комнату к любимому, ее глаза горели огнем, а сердце колотилось с буйством, которого никогда прежде не было.
- Артём, ты видел ту бесноватую толпу? Нас боготворят! Уже поступил десяток предложений записать на звукозаписывающей студии свой диск для последующего распространения!!! – прыгала и радовалась как сумасшедшая темноволосая, загорелая девчонка.
- Карина, солнышко, я все время поглядывал в твою сторону, даже чуть не грохнулся с пирамиды несколько раз. Ты ошеломила всех, тебя любят и твой голос боготворят. Ты королева сцены и каждая песня из твоих уст, это подарок человечеству, но... - расхваливал любимую Артём, носивший творческое имя Артист, так же как его подружка Кари носила на сцене псевдоним.
- Что? Что нас сможет остановить, любимый? Почему так хмуришься, иль ты недоволен успехом?! – рассыпалась в вопросах хрупкая восемнадцатилетняя брюнетка с разбросавшимися после выступления черными кучерявыми волосами.
- Малыш, ты сама знаешь, от Мусы мы не убежим, разве что, на тот свет! У него связи везде – в полиции, аэропортах, даже ищейки собственные имеются. Помнишь, как было с теми бедолагами, которые скрылись, не выплатив ему долг?
- Они пропали, убежали, стали свободными. И мы так же поступим! – заревела нимфетка, хватаясь горячими руками за гладко выбритое лицо юнца. – Я все продумала, у меня есть план, как скрыться.

Свои имена творческая братия старалась не вспоминать в присутствии гневного хозяина, заставлявшего работать за мизерные зарплаты. Муса каждого своего подопечного считал должником, причем вырваться из долговой ямы и его хватких рук было куда сложнее, чем умереть и заново переродиться в другом теле. Толстый араб давно прибрал к рукам бизнес, через него контролировались поставки девочек за границу, известно было каждому, чем рабыни промышляли в странах третьего мира. Артем потому переживал за возлюбленную, ведь только благодаря тонкому, мелодичному голосу, который в один момент способен переменится в грубый сценический рык, ее не сделали проституткой. Внеземная красота, полученная от матери, которую девочка потеряла в ранние годы своего ужасного детства, восточные черты лица отца блядуна, сбежавшего на этническую родину заставили ее стать побирушкой. Поначалу девочка работала на себя, пыталась выжить, но работа на территории Мусы поставила ее перед очередным выбором – либо получить кров, питание, одежду и минимум карманных денег за попрошайничество, либо пойти под нож. Тогда девчонка схватилась за подставляемую соломинку, выкарабкалась и однажды зацепила «Короля бездомных и обездоленных» своим песнопением в душе. Муса твердо решил, что Карина должна выступать на сцене, чтобы приносить больше денег. Для выступлений араб приобрел дорогую аппаратуру, оплатил частные уроки, которые помогли малышке развить слух, тоньше чувствовать мелодию и точно попадать своим потрясающим голоском в ритм.

- У Мусы сегодня аншлаг, кассовые сборы побили все рекорды. Он заперся со своими дружками в комнате, где всю ночь проиграет в покер! – поставил возлюбленную в известность Артём. – Мы можем остаться вдвоем этой ночью, все ребята отправились на набережную тратить заработанные деньги!
- Конечно, любимый, я с удовольствием останусь. Надеюсь, твой сосед Луис тоже не вернется? – лукаво поглядела Карина, вспомнив про алчного, но очень дружелюбного карлика.
- Пришлось дать ему немного денег и попросить, чтобы исчез вместе с другими. Он понятливо принял купюру, поэтому возвратится только после рассвета. Нам никто не помешает! – держал отчет предусмотрительный Артём.
- Я в душе уже была. Так что, буду ждать тебя в постели!
- Буду мигом, грим смоется быстро.

Артём ушел, а Карина осталась раздеваться. Ее красивые руки медленно скользили по изгибам тела, пальцы бежали по бархатной коже, от которой веяло ароматом кокосового масла. Плечи изящно соединялись с шеей, переходящей в туловище, там отчетливо виднелись две спелых, набухших груди, соски которых как две спелые вишни красовались в центре темных от природы ореолов. В центре вишенок были видны маленькие впадины, предусматривающие кормление грудью после родов, эти эрогенные зоны были особенно чувствительны для Карины. Футболка легла на стул в сложенном виде, привычка убирать за собой выработалась в скитающемся таборе буквально сразу, когда после первой ночи девочка не нашла брошенных в проходе туфель. Муса быстро разобрался, ведь Кари была его любимицей, как в прямом, так и в переносном значениях – он был ее первым мужчиной. Араб посмел притронуться к юной певице после дебюта, от него разило спиртным, несмотря на все допустимые запреты вероисповедания, разбавлен перегарный аромат был душком выкуренного косяка и сладким дымком от кальяна, который так любит дубасить хозяин. Совсем зеленое создание с еще не окрепшими формами и не до конца оформившимися выпуклостями стояло перед жирным извращенцем.

- Милая, ты хорошо сегодня отработала. Дядя Муса благодарен тебе за такое потрясающее выступление! – обратился хозяин, протягивая свою потную, волосатую руку к лицу улыбчивой куколки. – А ты благодарна дяде Мусе?
- Очень! Спасибо большое, мне так понравилось петь на сцене. Сначала было страшно, но потом душа раскрылась, слова полились изо рта в микрофон, зрители замерли. Больше всего понравились аплодисменты! – затараторила худощавая брюнетка.
- Это хороЩЁ! – произнес с акцентом хозяин. – Но ты должна уметь проявить благодарность на деле, а не на словах. Понимещь? – шепелявил при повышении импульсивности араб, не способный проконтролировать свою речь.
- Дядя Муса, вы же всегда говорили, что лучшая благодарность – это деньги!!!Сегодня подъем большой, - начала вдруг зажиматься девчонка, - или я чего-то не поняла.
- Шустрая ты моя. Про деньги ты все правильно запомнила, но лично от тебя я хочу получить чуточку больше...

Муса потянул молодуху к себе, его перегар ударил в лицо смущенной нимфетки, грязные лапы дотронулись до грудей, которые норовили ущипнуть мальчишки из труппы акробатов, но за это им досталось от хозяина. Напряжение переполняло Карину, она стала зажиматься и попыталась пятиться назад, но сильная медвежья хватка не дала ступить и шагу, резкий рывок отправил ее хрупкое тело в объятия к человеку, которого она до того времени считала своим спасителем. Бороться с похабными, грязными потребностями милая брюнетка не смогла, поэтому в ее рту быстро оказался язык дяди Мусы. В голове малышка проигрывала этот момент, ведь она уже видела как целуются взрослые, после чего оба партнера оставались довольными, но ей же почему-то это не приносило должного удовлетворения. «Сейчас это все закончится, он, наконец, вынет свой проспиртованный язык и прекратит сливать свою слюну мне в рот!» - мечтала Карина. Но этого не произошло. Толстяк запустил пошло руку в трусики, прижал к себе тельце Карины спиной, чтобы второй рукой облазить промежность, толстые и короткие пальцы жадно хватали за половые губы, давили на клитор, вызывая непостижимое чувство блаженства. Мысли крошки переплелись, напряжение в конечностях спало, сконцентрировавшись где-то в глубине промежности, груди начали призывно ныть, соски увеличились, а из щелки полилась вязкая субстанция.

- Хорошо тебе? –спросил старик, сильнее надавливая на клитор.
- Да, дядя Муса, но мне страшно. Я не хочу так благодарить! – перечил пупсик из последних сил.
- Тебе придется научиться благодарить меня таким способом, или отправишься на помойку к грязным бомжам. Они к тебе так хорошо не будут относиться, как это делаю я! – дал вразумительное пояснение араб своим действиям.
- Я не готова, мне плохо! – конфликтовала после запугиваний Карина. – Пожалуйста, не надо.
- Заткнись, маленькая сучка. Тут я все решаю. Уймись и расслабься, иначе будет больно!

Дядя Муса показал себя с той неведомой стороны, которая ужаснула милого кареглазого пупсика, ее язык перестал ворочаться от страха, поджилки вздрогнули, а душа ушла в пятки, чтобы переждать там плотское надругательство над девичьей честью. Толстопузый бесстыдник распахнул халат, под которым просматривался солидный слой черных волос, висячее пузо легло низкорослой певице на сисечки, потные подмышечные впадины усугубили ситуацию до полного отвращения. Лапочка отвернулась, чтобы ее не стошнило на господина, который начал ласкать ее между ножек, а потом показал свой большущий кукан. Член Карина не видела в эрегированном состоянии, эта одноглазая змея навеяла дрожь ужаса, ноги хотели захлопнуться, но преграда из жирной задницы господина не дала коленкам встретиться вновь, оставляя их порознь практически на шпагате. Резким толчком Муса вошел в девственную щелочку, он не испытывал дискомфорта от начавшегося плача и душераздирающих криков Карины, ему было поровну, что из промежности пролилась кровь после разрыва плевральной пленки, наплевательское отношение проявилось и в жестких телодвижениях, которые явно не предназначались для оберегания плоти.

- Вот так, моя хорошая, ты стала женщиной. Теперь тебе все дороги открыты! – бубнил араб. – Станешь нашей знаменитостью, будешь в золоте купаться! – успокаивал извращенец, поправший целомудрие и так беспардонно разорвавший девственную плеву.
- Мне больно. Ай! Дядя Муса, прекратите.
- Потерпи, малыш. Скоро все кончится! Рот широко откроешь, когда я скажу. Поняла?
- Поняла!!! – не могла успокоиться Карина.

В глазах мерцали звезды от боли, в паху все горело, пульсация разрывала стенки влагалища, пальцы на ногах подгибались при каждом толчке детородного органа, и все это сопровождалась голосовой копуляцией. Через мгновение дискомфорт от толстого предмета в лоне стал униматься, боль угасала, повышенная чувствительность спала до нормального состояния, нечто похожее на приятность родилось в точке соприкосновения влагалища и полового члена. Секундное помешательство заставило Карину блаженно простонать, что вызвало похабную, каверзную усмешку дергавшегося сверху партнера, наступил момент ускорения, которое приближало к завершению содомию по принуждению.

- Сейчас!!! – зарычал араб, подставляя красный конец ко рту.
- Аааа, - неумело акала Карина, словно на приеме у врача, который должен был проверить носоглотку посредством введения смотрового зеркала.
- Заткнись, дура. Просто соси! – вскрикнул Муса, чтобы не потерять драгоценный момент удовлетворения.

Карина раскрыла рот, получила в него кожаную дубину, которая пыталась утрамбовать в глотку влажный розовый язычок. Очень хотелось стиснуть зубы, но брюнетка понимала, что делать больно дяде Мусе и нарушить его торжественное, приподнятое состояние значило уход из любимчиков в ряды самых падших работников. Очень неприятный концентрат затопил горло, эликсир напоминал белок из куриного яйца, только со свойственными ему вкусовыми и ароматическими качествами. Вонючий лобок Мусы находился около носика закашлявшейся девушки, она без притворства проглотила сперму, после чего наклонилась с дивана, пытаясь удержать вырывавшуюся посредством рвотного рефлекса из желудка жидкость. Это был первый сексуальный опыт, самый грязный и незабываемый, после него секс повторялся с периодической регулярностью, отбивал у Карины желание завести собственного мужчину. Но все исправил Артём – молодой, амбициозный, крепкий гимнаст со стальными мускулами. Парень знал, что творит с девушкой хозяин, об этом дружно перешептывались все его наемные рабочие и те, кого он приютил, чтобы потом удерживать насильно. Черствая, жесткая, своенравная, строптивая брюнетка стала той частичкой его жизни, которой приходилось делиться с другим мужчиной. Артём твердо решил, что вновь возродит любовь в сердце симпатичной малышки, приучит ее к ласкам, сделает счастливой любой ценой, а секс никогда не стоял для романтика с большой дороги на первом плане.

- Ку-ку! – прошептал Артём, нажимая на кнопку освещения и выдергивая Карину из гнусных воспоминаний прошлого.
- Привет! Я тебя заждалась. Согревать меня будешь! – цинично пошутила милочка, указывая на возбужденные, налитые, сочные груди.
- У меня есть кое-что горячее для тебя, малыш! – пошутил ответно Артём, сдергивая полотенце и обнажая свое изогнутое половое достоинство с выбритым хозяйством.
- Сегодня он еще больше. Ты что-то втираешь в него по ночам или подвешиваешь гири? – издевалась озорная шалунья, призывно распахивая обнаженный передок.
- Организм еще растет, а вместе с ним и эта палочка с шариками.

Подросток сиганул с ногами на постель, словно завоеватель, выставив паховый посох сладострастия, его сценическое поведение проявилось в установке рук в бока и самодовольной, наработанной тренировками улыбке. После Артём сразу же изменился, стал настоящим в глазах возлюбленной, перемена расположила ее к романтике, приятным, нежным поцелуям и очень медленному, чувственному соитию. Молодой человек не спешил попользовать Карину, у них была вся ночь впереди, поэтому первым делом юный любовник сделал партнерше полноценный кунилингус. Его язык казался таким же пластилиновым, как и тело, которое из глыбы могло быстро преобразоваться в глиняную, подвергаемую воздействиям массу, а потом вновь напрячься, чтобы каждая прожилка мускулатуры заиграла. Шевеление мягкой плоти завело обоих любовников, Кари тихо простонала, ее пальцы ласково теребили прическу темпераментного озорника. Шершавый кончик прошелся по клитору, половые губы подверглись суровой атаке с проникновением, дырочке в попке досталось не меньше, после чего выход был за пальцевым ублажением. Большая жесткость, твердость перстов, их скоростное стимулирование клитора повергло цыпочку в экстаз, забвение погасило свет в глазах, привыкших к темноте, тысяча салютов разрывалась на оболочке закрытых век, пронзая после хлопков тело оргастическими судорогами.

Восхищенная и ослепленная нежностью, преданная Карина рывком перевернула самца, искренний, притягательный взгляд уставился сверху на Артёма, ребячливый поцелуй заставил того расслабиться перед оральной лаской нефритового стержня. Подчиняющий волю минет увлажнил член слюной, которая медленно стекала от семявыводящего выхода по уздечке к гениталиям, девушка подготовила орган для проникновения.

- Артём, если я забеременею, Муса нас обоих кончит, а потом прикончит родившийся плод. Этот зверь не пощадит дитя, поэтому будь благоразумен! – как всегда перед сексом сделала наставление душечка.
- Не переживай, малыш, в тебя я не кончу!

Тугая щелка притронулась к головке, раскрывая створки половых губ перед крепким колышком, на полпути почувствовался суховатый участок влагалища, который нежным подмахиванием таза был преодолен. Девочка стала медленно, со скоростью улитки двигать попкой, ее колени разъехались по кровати, которая стояла впритык к стене трейлера, грудь стала вздыматься, когда Артём подталкивал снизу тело любимой. Будто две небольшие, невидимые пружины подкидывали сисечки, заводной механизм вынуждал непринужденно делать возвратно-поступательные движения, моторчик, подзаряжаемый выбросом энергетических импульсов во время секса, ускорял фрикции.

- Ты скоро? Я чувствую, как он разрывает меня внизу! – прошептала Кари в темноту.
- Если нужно, ускорься, я потерплю! – включил альтруиста Артем.
- Мне чуть-чуть до финиша. Поддай жару!!! – требовательно простонала Карина, уперлась в грудь партнеру руками и откинула назад голову.
- Коварная хулиганка. Ну, держись...

Артём жестко взял девчонку за берда, силой потянул ее тело вниз, а сам при этом стал мощно ударять пенисом вверх, чтобы в точке невозврата произвести взрывной удар. Его тело изгибалось мостом, шалунья же в этот момент напоминала пассажира буйного байкера с любовью к экстремальной езде, она пыталась найти сцепление потных ладошек с влажной грудью, чтобы оставаться в седле с эрегированным выступом. Наступило долгожданное для обоих любовников сужение щели, фаллос оказался в плену тугих стенок, пробиваемых бурной пульсацией влагалища, вагинальный нектар громко чавкал в комнате при выходе воздуха из писи. Карину передернуло, судороги стали учащаться, после чего, колени больно саданули Артёмку в рёбра, он привык к подобным спазматическим конвульсиям, но к удару не был готов. Ягодицы пронизывала дрожь, в щелке становилось невыносимо трудно двигаться, трение усилилось в стократном размере, пенис претерпевал стимуляцию, после которой эякуляции было не избежать. Любовник помнил об устрашающем предположении своей самки, благоразумие подсказывало скорее вынимать орган, но мужская натура требовала отправить струю семенной жидкости прямиком на матку, дабы зачать отпрыска, хотя в тот момент никто о потомстве и не думал. Гимнаст бойко сдвинул Карину на бок, схватил конец рукой, начал бодрить себя рывками кулака, Везувий внутри уретры разразился извержением брызг, полетевших горячими каплями во всех направлениях.

- Не поскупился ты сегодня. Всю залил! – клацнула Карина выключатель.
- Упс, не хотел. Прости! – извинился Артём, увидев забрызганное лицо, слипшиеся волосы, стекающие реки спермы на грудях и животе полового партнера. – Просто давно этого не делал. Накопилось.
- Сейчас я тебя тоже испачкаю!!! – игриво захохотала шалунья, сливаясь в объятиях с любимым.

Дышать ребятам было крайне тяжело, воздуха катастрофически было мало и только небольшое окошко люка в потолке, сквозь которое виднелось чистое небо и звезды, пропускало немного кислорода. После поцелуя тяжелый разговор о побеге от Мусы продолжился, Карина настойчиво требовала диалога:
- У меня есть план побега.
- Послушай, Карина, ты просто у него петь не хочешь или свободы захотела? – озадачил невразумительным предположением Артём.
- Я певица в душе и петь хочу всегда. Да, я мечтаю о свободе с того самого момента, как Муса трахнул меня. Беспардонно. Нагло. Жестко! - разделяла слова Карина паузами. – Тебе самому приятно, что он меня натягивает при появлении желания, а я потом иду к тебе и целую этим вот ртом, где недавно бывал его член???
- Лучше так, чем я тебя потеряю навсегда. Этот гад, когда найдет новую девушку, отцепится от тебя, и мы будем счастливы! – расстроенно склонил голову Артём.
- Ты совсем дурак? Свои игрушки этот избалованный урод не отпускает. Никогда. Ты будешь в моей жизни всегда на втором месте, я забеременею именно от него, нарожаю кучу темнокожих арабов. А он потом на мне женится, будет сочно пороть до тех пор, пока импотенция не сразит. Но, как сам знаешь, восточные припарки делают член работоспособным до ста лет!
- Мы с тобой говорим о разных вещах. Если это окончательное решение, тогда я готов подставить свою голову вместо тебя. Что нужно делать?
- Ты должен подговорить Луиса, чтобы тот отвлек Мусу и вывел его из своего кабинета, когда тот будет мертвецки пьяным в следующую пятницу. Там стоит сейф, где толстый упырь хранит свои деньги. Мы стащим честно заработанное, отправимся через пустыню на верблюдах в столицу, там есть хороший знакомый, пообещавший мне сделать билеты и паспорта на вымышленные имена. Мы вылетим, а Муса даже не будет подозревать в каком направлении.
- А как проникнем в кабинет? Там куча замков?
- Перед пятничным уличным мероприятием Муса всегда вызывает меня к себе на «разговор», как ты понимаешь, я ублажаю его пошлые прихоти, а потом иду петь, ощущая неприятное послевкусие в горле. Там есть небольшая форточка, которую раскрою, когда нам обоим станет очень жарко. Ты же должен испортить систему кондиционирования его трейлера. Жирный ублюдок и пятнадцати минут со мной не выдержит.
- Почему так уверена?
- Ты же сегодня не выдержал! А он так подавно.
- Пароль от сейфа?
- Он как-то неосторожно показал дверцу, неосмотрительно ввел код, я же его запомниланаизусть, и тебе придется заучить. Луис пусть покажет сломавшийся инвентарь, пожалуется на работу аппаратуры, чтобы не сведущий в технике Муса пытался дольше разобраться в причинах, а тебе тем самым подарит больше времени на изъятие денег.
- План провальный, мы быстро погорим на нем.
- Нет, я все просчитала, у нас все получится.

Всю неделю тинэйджеры ходили на взводе, сторонились друг друга, чтобы не вызывать подозрений среди окружающих, Карина нарядилась как королева и ждала, когда ее призовет Муса для ритуального отсасывания телескопического пахового органа. Белоснежное платье в стиле Мэрилин Монро, кучерявые завитушки темных волос, едкая алая помада на губах, черные как ночь ресницы, белые туфельки, эротичное нижнее белье – все для соблазна арабской душонки. Карина не ошиблась в расчетах, даже время вызова угадала, исполнила дотошно отсос, методично распахнула форточку, якобы для запускания воздуха, и, не успев одеться для выступления, услышала стук в дверь. На пороге стоял карлик Луис, резво махал своими маленькими ручонками и с пеной у рта рассказывал о произошедших неприятностях.

- Кари, идем со мной, - жестко схватил за руку Муса Карину. – С аппаратурой беда, будем все заново настраивать.
- Шеф, там не настроишь – поломка серьезная! – предостерегал низкорослый плюгавец своего хозяина.
- Узнаю, кто это сделал, шею сверну. В жопу выебу грубо. Заставлю отсосать члены всей труппе так начисто, что будут блестеть как чистая посуда в пятизвездочном отеле!!! – ругался по-русски разъяренный Муса, выдавая в каждом слове арабский акцент.

Карина бежала быстрыми шагами за хозяином, карлик вообще не поспевал, последний брошенный взгляд засек появление около фургона господина гибкой, пластичной фигуры в трико, скрытная улыбка разразилась на лице запыхавшейся брюнетки. Девушка не думала о грядущем выступлении, она мечтала, строились ее фантазии вокруг беззаботного существования в лучшем месте рядом с ее Артёмкой и кучкой радостно хохочущих спиногрызов. Муса подошел к погребной яме, где стояло двое здоровенных наемников с оружием наперевес:
- Взять эту потаскуху, связать, чтобы не шелохнуть, не пискнуть не смогла! Подвесить на веревках! – развеял мысли девушки господин. – Что, сучка, думала Мусу провести? Устрою я ночью вам такую порку, твари, о которой не забудете!
- Но... как?
- Что, думали, не узнаю о побеге, мерзавцы?! Выпоил, выходил, крышу над головой дал, а вы мне так ответить на доброту хотели. Хана вам, суки!!!
- Кто нас слил?
- Вошь вот эта мерзопакостная проговорилась! – указал хозяин на изумленного карлика. – Я ему давно поручил за вами следить, потому что ненавижу, когда проворачивают что-то у меня за спиной. Сейчас со своим Артёмкой встретишься лицом к лицу.
- Луис? Но ведь он не знал.
- Знал я все, когда вы трахались, люк в трейлере не прикрыли. Ваши планы я слышал и вздохи. Луис всю ночь просидел на крыше как мышка, а вы даже не удосужились шепотом беседовать в местах, где есть уши, дураки! Теперь я правая рука хозяина, а вас ждет наказание. Прощай, певичка второсортная.

Через пару минут гимнаста ввели под белы рученьки в подземный подвал, где в центре на потолке мерцала тусклая лампа, у дальней стены свисало связанное тело певицы, во рту торчал кляп, чтобы та не поднимала шума и не сорвала голос. Артём изо всех сил брыкался, но двое тяжелоатлетов бродячего цирка больно перегибали плечевые суставы, трещавшие при подъеме головы вверх.

- Мой мальчик, добро пожаловать! Романтики дешевой захотел? Любовь в жопе взыграла? Я тебя через задницу научу уважать хозяина, раб безмозглый! – шипел Муса от ненависти.
- Пошел ты, я тебя не боюсь. И я свободный человек, как моя будущая жена.
- Я твою бабу на писюне вертел! И тебе так в очко задвину, что до желудка головкой достану, а он в ответ мне урчать будет. Суке твоей устрою такие вагинальные страдания, что она в жизни ноги не сдвинет. Дешевка твоя ртом прекрасна, будет свои скучным песнопением в борделе мужиков забавлять, если связки не порвет после сегодняшней ночи.
- Урод, ты утонешь в озере греха и на том свете будешь гореть в аду! – завопил не человеческим рыком Артём. – Если я высвобожусь, вырву твои глаза, отрежу член и вставлю все это добро тебе в сраку.
- Уймись, балбес, никто не позволит тебе бежать. Тут каждый дорожит работой и шкурой. Луис нам это показал, а потом еще и докажет…с твоей Кари.
- Тогда последнее желание – отсоси мой член, и мошонку полизать не забудь, гнойник на теле земли! – поник гимнаст, которого заковали в кандалы, надели на шею колодку и цепями зафиксировали в неприличную позу.

Муса позаботился о том, чтобы каждый участник труппы сработающим хером на глазах Артёма отодрал Карину и спустил в нее, спермы за 48 часов излилось в лоно столько, что можно было бы наполнить цистерну. Щелка утратила тугость, ее зияние пугало каждого входящего в подвал, а пороть практически бездыханное, грязное, обкончанное женское тело было настолько отвратительно, что некоторых иногда тошнило прямо на ягодицы бедняжки, но перечить хозяину все боялись. Количество охраны резко увеличилось, все были арабского происхождения, рослые, мощные, как эскулапы, с туповатыми, озлобленными лицами. Муса продолжал измываться над Кари, пока та не взмолилась:
- Пить, - хрипло и еле слышно произнесла девчонка, ставшая похожей на половую тряпку.
- О, милая, что ты там спела нам? Пить тебе хочется? В горлышке пересохло? – ликовал извращенец. – Эй вы, недоноски, леди хочет пить, несите сюда свои шланги, смочим ей горлянку!
- Дай ей воды, мудак! – взревел как раненный тигр Артём.
- Опа-ча, любовничек в сознание вернулся. Давай-ка Луис тебя сейчас отымеет, дружок. Коротышка намеревался оприходовать твою бабу, но потом брезгливо перехотел, его вывернуло от омерзения.
- Если эти цепи проржавеют или каким-то чудом раскроются, я заберу тебя в ад, но перед этим сам отдеру, больной психопат.
- На Востоке за воровство кисти отрезают. Ты хочешь, чтобы я вас лишил конечностей вместе с языками? Как же вы будете ласкать друг друга, голубки? – припугнул психопат своих жертв. – Луис, я приказываю тебе трахнуть Артёмку. Сделай это жестоко, грубо, чтобы вошел в коматозное состояние, и больше из него не возвращался в сознание. Что толку кормить лишний рот???

Толпа перепуганных до смерти парней подошла к озлобленному хозяину, тот как дирижер взмахнул рукой, штаны с ребят упали на пыльный пол подвала, вялые члены поочередно стали затапливать раскрытый расширителем рот бедной певицы. Девушка настолько была обезвожена, что с жадностью глотала невкусную жидкость с мочевиной, ее выворачивало изнанкой, а нектар «золотого дождя» вновь наполнял рот. Происходило это под душераздирающие вопли гимнаста, которого активно пользовал в задницу разъяренный карлик Луис, в углу сидел обрюзгший толстяк-рабовладелец и смаковал кальян, забитый гашишем.

- Чудесно! Великолепно! Прелестно! Как же меня забавляют эти русские. Вечно им неймется, ищут на свои задницы приключения и находят. Та парочка беглецов тоже нарвалась на неприятности – оттрахали друг друга, а потом пошли на дно моря рыбок кормить. Интересно, кто же из моих рабов следующим осмелится пойти против меня? Ха-ха-ха, наверное, никто!!!



Комментарии:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: